А. Хотовицкий Уцелевшие письма и стихи

 

Уцелевшие письма и стихи св.отца Александра на 5 листах

Лист 1

Христос воскресе!

Христос воскресе, дорогие мои!

Уже не отдельными приветствиями, не в предваряющие Праздник дни, лобызаю вас. Христосуюсь с вами в самую великую спасительную всепразднественную Пасхалъную ночь, в те первые таинственные минуты, когда она творит свое славное чудо: тысячи и тысячи человеческих жизней сливает в одну душу, тысячи — тысячи человеческих сердец переплавляет в одно великое, озаренное светом пасхальным сердце, тысячи — тысячи уст, трепещущих радостью, в одни пылающие восторгом уста; и все [они] чувствуют, поют ,восклицают нераздельно, неразрывно, несчетно, неослабно — живоносное родное неизреченное в своей высот, неисчерпаемое в своей глубине, вечное в своей сущности, близкое — близкое всему и всем — «Христос воскресе И моя душа, ликующая в этой ликующей душе моего брата! И твое сияющее cердце, сестра моя, в моем сердце! Все и все перевиты общей радостью! Все и всЪ в объятии и лобызании Праздника Праздников! По-прежнему как — будто моря и горы, пространства разделяют людей, но нет для Святой ночи разделения: и восток, и запад, и север, и юг — славят ХРИСТОВО ВОСКРЕСЕНИЕ! По-прежнему высоко от земли отстоит небо, и глубоко под нею преисподняя. Но <ныне вся исполнишася света — небо, и земля, и преисподняя>. Не доступен, по-прежнему, плотской немощи земного человека — мiр иной, но — <Пасха священная нам днесь показася> и — <небеса, достойно веселятся и земля радуется, и празднует мiр видимый и не видимый возстание Христово!> Нет преграды — ибо отвален от гроба камень!

И потому так чудесно и так легко вливаюсь я своей душой в эту Ночь в общий поток человеческого люда, поющего <Воскресение Твое, Христе Спасе!> Обхожу с тобой, мой брат и сестра, родной храм осеняемый ликами реющих над нами священных хоругвей, пою вместо со всеми «Христос воскресе !> благословляю тебя Св.Крестом и пасхальным Трехсвечником и слышу как радостный небесный гром — неумолкающее, но все возрастающее в силе и вдохновении, мощное, единодушное, восторженное <Христос воскресе!> > <Воистину воскресе!>… И так ясно — ясноумысленному духовному взору моему твое, брат мой, сестра моя, светлое, чистое озаренное лицо в эти непередаваемые минуты, и вижу я тебя — в Небоподобном Соборе нашем, красе храмов наших, и в маленькой, молитвенной, сердечной церковке Духа Святого, и сотнях храмов — ликующих, освещенных, напоенных фимиамом — кадил, сердец, пасхальных песней, лобзаний и обнимающей все и всех все тем-же благодатным, небесным Христос воскресe!» Я рыдаю слезами радости с тобой, я улыбаюсь весельем Праздника с тобой. И наше лобзание, наши дорогие узы братства — <Христос воскресе!>

Чего-же пожелаем себе дорогие, в эту Святую минуту? Того, чтобы в нас никогда не умирала эта животворящая радость, чтобы никогда не угасала в сердце нашем восприимчивость к Источнику нашего воскресения! Сколько великаго, трогательнаго, драгоценнаго около этого Чуда — События Воскресения нашего Господа! — Вот Св. Мироносицы, они с мiроми идут к Гробу Спасителя. — Вот Мария, ищущая Учителя у Гроба, — вот Ап. Fома, восклицающий «Господь мой и Бог мой!»… И вот вижу я двух учеников, идущих в Эммаус — и с ними таинственнаго Спутника, слышу их беседу, чувствую их волнение и, наконец, их — и радостный и трепетный возглас: «Не сердце — ли наше горело в нас, когда Он был о нами на пути и беседовал с нами!>… Да, да, «сердце горело! <Очи были связаны, очи отяжелели, плоть не хотела чувствовать, узнать, но -сердце горело! Сердце горело! Оно угадывало, оно говорило медлившему видеть: <открой глаза, открой глаза!> <Оно говорило закрывшему слух: «открой уши, открой уши!>> <Это Он!> <Это Он, 0н-Твои Учитель, Твой Господь!>…

0, гори, наше сердце! Гори, наше сердце! Вот мой пасхальный привет тебе, брат- сестра! Широкой волной разлилось неверие, захлестнуло верующий мi!р, отравило ядом своих немощных, отдалило небо от них, оторвало их от Неба, одних ослабило, других исказило, а иных душу и у умертвило. И они потеряли Бога! И они не слышат Его голоса, не видят Его!

А Христос зовет всех. Христос зовет всех. Христос сопутствует — идет рядом, и рядом чудес повторяет слова: <О, несмысмысленные и косные сердцем, еже не веровати! «Увы! Очи не видят, уши не слышат…И вот, Св. Пасха, Праздник, воскрешающий чувство и душу даже умерших духовно. Слушайте — же, слушайте: «Христос воскресе!> <Воистину воскросе!».

Ужели и сейчас душа ваша не на этом великом, всерадостном Празднике!? »Ужели и сейчас не горит ваше сердце! Ужели оно не сказало Вам Истины Божественной!

О, Iисусе воскресший, воскреси души наши! Дай сердцу моему гореть радостью о Твоем воскресении, воспламени его, утверди его в этом радовании и не дай ему угаснуть во веки!

Христос воскресе! Христос воскресе! Христос воскресе!

С любовью и молитвой, прося молитвы и любви грешный Александр X.

Св. Пасха 1926.

Лист 2

Христос Воскресе.

Христос Воскресе.

Христос Воскресе.

Дети мои, Родные мои. Скорей свечу -.радостную, полную масла и света свечу. Христос Воскресе. Он грядет — Светлый, Воскресший,- Сам Свет, Сам Радость, Сам — Жизнь, Сам — Воскресенье. Как жених Он грядет от гроба, от чертога. На встречу Ему свещеносные. В руки свечу, в руки радостную, полную масла и света свечу. Пиршество брачное. Заря огненная. Свет от света. Сам Свет. Сам Солнце. Единое, Великое, безконечное, о, Христе. О, Христе. О Воскресши Христе. Воскресение Твое пою, Воскресение Твое славлю. Поклоняюсь Святому Воскресению Твоему.

В сей нареченный святый день Ты не возгнушаесься меня, мраком одетого. Ибо свет Воскресения Твоего разгоняет всяки, мрак. Не отвратишься рубища и убожества моего. Ибо великощедротно богатство Воскресения Твоего, и царственная порфира его облекла ныне меня. Не отгонит тебя смрад свечи моей — ради Воскресения Твоего , Иисусе Свете Святый, облистай и осияй! Воскресение твое поют Ангелы — пою и я последний из человеков. Воскресение Твое поет небо — пою и я — перстЪ земли. Поют праведные — пою и я грешнейший из всех. Поют умершие телом, но духом живые, пою и я телом жив сый, но духом омертвелый! Все и вся поет Тебя Воскресшего. Мир весь славит Тебя, вся вселенная ликовствует. От Запада и Севера и моря и востока приидоша ныне чада Сиона Твоего. Тебя благословить пришли они. Среди них, как убогая пташечка, я пою Воскресение Твое, Прими моею песнь, Господи. Пою Богу моему. Дай мне петь Тебя доньде же есмь. Дай мне петь о свете Воскресения Твоего, о радости праздника Твоего, петь везде, всегда, не единыжды только в году, не десятки дней, а все дни живота моего. Чтобы не угасла отныне свеча моя, чтобы вечно живило меня>. Христос Воскресе>. Ибо Воскресение Твое — Вера наша. Ибо в нем спасение наше.

Дети мои, други мои. В эти Пасхальные дни давайте молиться за всех, за заблудших братьев, .за неверующих и маловерных, за всех близких наших. Веру дай им Воскресший Христе. Дай им радосто познания Твоего, спасения Твоего. Введи их в свет Воскресения Твоего.

В Пасхальном празднестве , растворив сердца наша давайте молиться о всех, кто счастьем убог, силами немощен, кто на своем жизненном пути почти не видел просвета, кто — прикованный недугом к одру своему — не войдет в эти дни под сень Храма Божия. Христос Воскресе. Во имя Его щедрого ко всем , ущедрите Вы любовью своею, и словом, и даром, недужных домы, сиротство безпризорных, -всех сущих в скорбях, узах и обстояниях, любящим сердцем согрейте. Всех приласкать, всех приголубить, всему доброму открыть свою душу. Это твоей лампаде елей, это твоему светильнику свет.

Гори же моя свеча. Гори свеча брата моего. Гори светом ярким и теплым — свет дорогих духовных детей моих и друзей моих.

Исходи те же свещеносные. Исходите во сретение Воскресшему Спасителю и Господу нашему. Слава Господи, святому воскресению Твоему.

Дети мои духовные, приветствую Вас. В Светлый Праздник, в предверие его я душой своей буду близко с Вами. Буду с Вами, когда будете Вы оплакивать грехи Ваши. Буду с Вами рыдать у Креста и у Гроба Божественного страдальца. Немощны Вы, я буду славить Воскресшего Вашей постели. В храме Вы — буду там отогреваться молитвой Вашей. А в Святую Великую ночь. в алтаре, вместе а нашими ангелами-отченьками, как хотелось бы мне воспеть: <Воскресение Твое Христе спасе, и с ликующей богомольной церковью слиться в торжественном обхождении Храма, в радостном пении общей грудою «Христос Воскресе». И я буду с Вами Я буду с Вами. Мы будем с Вами с другом моим верным, другом Богоданным, с маманечкой нашей. Помолитесь тогда и о нас и примите в день нарочитый Праздника Светлого, Пасхального наш поцелуй и об’ятья и, как символ свяшенный и дорогой, хотя то яичко, которое нитью золотой — соединило вверху этого моего письма — родную нашу Москву с преданными Вашими друзьями изгнанниками.

Молитвенно призываю на всех-всех благословение Воскресшего Спасителя. Радуйтесь други мои, Спас бо воскресе от гроба.

И еще раз, и тысячи раз еще, без счета, без конца, через пространства, через реки, леса и долы все залитые дивной радостью Праздников, лобзаю Вас вечным пасхальным приветов и песнью свято:

Лист 3

6 апреля 1925г. Пасха

Христос Воскресе. Воистину Воскресе. Немощный духовный отец Ваш и брат во Христе

Протопресвитер А. Хотовицкий

Земной поклон

Дедушке дорогому Христос Воскресе. А Вас, отченьку целую особо, крепко- крепко: Христос Воскресе.

Христос Воскресе.

ЗОЛОТАЯ НИТЬ

-++++++++++++++++++—

Привет Вам, милые друзья,

Прошу заранее прощенья,

Мой почерк, это знаю я,

Для Вас читать одно мученье,

Но, кажется, на этот раз

Не очень зартудню я Вас,

Такой торжественнее бумагой снабдила

Снабдила Любочка меня,

Что уж не с прежнею отвагой,

Летает, голову сломя,

Мой карандаш. Его сменил

К тому же пузырек чернил.

::::::::::::

Как самых дорогих гостей

Мы ждали, как всегда и прежде,

С далекой родины вестей.

Пришла среда,- в такой надежде

Я быстро сани нарядил,

Навстречу почте пожатил.

Поймите Вы мое волнение:

День-два сижу, жду третий день я,

А почты нет, все нет,и нет;

Вдруг снежный вихрь. Темнеет свет……

Невольно становилось жутко:

С пургою, ведь, опасны шутки,

Дороги нету и следа,

Застигнет путников беда.

Сугробами покрыты вехи,

А вьюга знай свои потехи:

Вижжит, беснуется, ревет,

Заносит снегом, мечет, рвет,

С своею музыкой ужасной……

В непроницаемую даль

Хочу вглядеться я — напрасно,

Молочно серая вуаль

На все упала покрывалом.

Не видно нам вокруг ни зги

И даже линия тайги,

Растаяв в воздухе пропала.

Тревожен день, тревожна ночь,

И надо ждать, и ждать не в мочь:.

Да и маманечка одна

Поди — волнуется она.

Душа на части разрывалась,

А тьма все более сгущалась,

К мне пришлось итти с тоской

На безпокойный свой покой.

Сказать не мог бы, что мне снилось,

Я полню только частъ конца:

Частичка неба оспустилась,

Коснувшись моего лица.

Проснулся. Вижу по постели играет нежно солнца луч.

Играет нежно луч,

Не видно ни зловещих туч,

Ни грозных призраков постели.

И вспомнил с ужасом: а ночть то.

Вдруг крик восторга: «почта почта»,

Не мало зорких, жадных глаз

Следило в радостном томлении

За скорым почты приближением:

Следил и Крым, следил Кавказ —

Оттуда ссыльных здесь немало

На поселении проживало:.

Следил и в

Лист 4

Следил и верный сын Москвы

Кто именно — узнали Вы.

Все ближе:ближе:Ангарою:

Вот берег::Вот уже ГОРОЮ….

Поднялись::Вот-еще мгновенье —

И почта в’ехала в селенье.

Привет бубенчики звенят,

Приветом душу веселят…

Вокруг все радостно играло,

Тревог, тоски как не бывало…

Скорей на с’езжую избу

Мы оживленною толпою

Спешим узнать свою судьбу.

Смотрю, как раз передо мною —

/Увидел и издалека

Знакомый адрес и рука/

Торжественно и чинно в ряд

Посылки важно так стоят:.

Ну как же было не спашить

Вот <слава Богу> повторяя,

Готов был, право, задушить

В своих об’ятьях почтаря я.

<Вам писем-писем целый ворох

Возьмите, каждый миг Вам дорог>.

Взволнован радостью такой,

Спешу дрожащею рукой

Расписок подписать десяток….

Как этот миг нам ссылным сладок.

Посылок сам нести не мог,

Пытался, да не тут то было.

Поднять их даже не под сил, —

Ангарец в этом мне помог.

Ну, дело в шляпе, Слава Богу.

Скорей в обратную дорогу.

И захватил своих гостей

Лечу к маманечке своей.

Давно с тревогой ожидала

Маманька Шурика, — давно.

И, наконец, его в окно

Она с гостями увидала,

Как буря, чуть не сшибла с ног,

Едва ступил он на порог.

<Тяжел у Вас то груз однако>

Заметил вслух хозяин мой,

И захихикал бородой:.

Не разумел ли он двояко-

<Их и поднять едва, едва,

Однако в каждой пуда два>.

<Теперь у Вас товару боле,

Чем в Потребилке у меня>-

И долго-долго слышал я,

Как он <одначил> там на воле.

++++++++++++++

Погрейтесь, гости дорогие,

Погрейтесь, милые, родные,

И нас с маманечкой больной

Утешьте весточкой родной.

Скажите, как там все и все Вы.

В сибирской ведь сейчас избе Вы.

Давно ли из родной Москвы,

Как путешествовали Вы.

Тебе, Христос, благодарение,

За всех, кто нам послал <гостей>;

Кто не оставил без вестей

Ангарцев в их уединении,

Кто помнил нас, кто любит нас,

Кто нас приветил нежным словом

Не нашем жительстве , на новом,

Кто в скорбный испытанья час

Поверг смиренно пред Тобою

О нас моления свои,

Кто рад пожертвовать собою, —

Пошли щедроты им Твои.

Пошли им мир и счастье, Боже.

Там близкие — еще дороже

Лист 5

Они нам здесь в тайге.

——

Вдали от нашей, от Родной Земли

Так все нам безконечно мило,

Что нам о близких говорило.

:++++++++++::

Сидим с маманькой у стола

И горка писем перед нами

Друзья, друзья, судите сами,

Что перечувствовать могла

Душа изгнанника — при чтении…

Такое было впечатленье,

Как будто здесь, в избе у нас,

Семья вся наша собралась

И много чувств, и много грез,

И много сладких, теплых слез.

+++++++++++++

О, ты любви святая нить,

О, дружбы нити золотые,

Как нам вас в сердцеце не хранить

Как чувства ни хранит святые.

Нам все напомнили они-

И письма, и подарков горы —

Минувших лет былые дни,

Когда и радости и горе

Привыкли вместе мы делить,

Когда учились мы молить

Одними Господа устами.

И здесь, хоть мы и сиротами-

<Вы не одни> — нам все твердит —

Пакетик каждый говорит.

:++++++++++++:

Благодарю свою Марусю,

Что Вас сердечно так она

Благодарила за бабусю,

И, хоть далеко не сполна

/Ведь это было выше сил/.

Сказала Вам, как дорог, мил,

Привет Ваш, Ваши все подарки,

Что так умно, красиво, ярко

Поют нам песнь о той любви,

Которой Ваше сердце билось,

Которой одухотворилось,

Все, что так ясно здесь сейчас

Напоминает нам о Вас.

И,так, не недоповторенья,

Одно, одно благодарение,

Поклон глубокий до земли.

Чего мы только не нашли

В <однако> ящиках огромных:

Вещей святых, сластей скоромных:..

Чихнули мы по сотне раз

За здравье каждого из Вас.

Нам было все святой отрадой:

И складен дивных образов,

И книги, свечи и лампады,

И ветки нежные цветов.

И безконечно дорогой

Акафист писанный рукой:..

Христос в <нашествии печали>

Да будет Коля над тобой

Все это радостно встречали.

Друзей своих священный дар

Я возложил на наш Алтарь,

Чтоб в памяти благоговейной

Молитвой общей и келейной

Любовь и щедрость их почтить:.

Не рвется <Золотая нить>:..

Приемлем все мы, но не без

Смущенья, Вы как древний Крез

Нас осыпаете богатством:..

Спасибо други. Братство, братство,

Но надо знать ведь нам и честь

У нас теперь все право есть

Всех будем в памяти хранить::.