1886-1889 Сергей Розанов

Значительная доля забот по переустройству храма легла на плечи преемника отца Виктора по настоятельству священника (впоследствии протоиерея) Сергея Гавриловича Розанова (1860-1922). Дело в том, что в 1886 году отца Виктора Рождественского перевели в Николоявленский храм на Арбате (разрушен в 1930-х гг.), и отцу Сергию суждено было довершить начатое благое дело, в котором ему помогали староста храма Л.Д. Савостьянов (+1892) и прихожане И.В. Егунов, П. Т. Беляев, С.И. Сытов, С.И. Баэыкин. По завершении работ освящение обновленного храма совершил 10 сентября 1889 года митрополит Московский и Коломенский Иоанникий (Руднев, +1900). Но и в последующие годы по благоукрашению храма продолжались. На средства старосты П.Я. Трофимова и прихожан вызолотили центральный иконостас (мастер Н.А. Охапкин), иконы и стенопись были заботливо отреставрированы художником Ерзуновым. На средства С.И. Сытова на престоле и жертвеннике устроили новое облачение из золотой парчи, украшенное драгоценными камнями. Тогда же на храмовую икону установили серебряную вызолоченную ризу с эмалью. Великое освящение храма 13 февраля 1894 года совершил викарий Московской епархии епископ Дмитровский Нестор (Метанием, +1910). С этого времени внешний облик и внутреннее убранство храма сохраняется в неизменном виде, за исключением утрат, нанесенных кампанией по изъятию церковных ценностей, проводившейся в Москве в 1922 году.

Бурные события первых лет революции и гражданской войны обошли храм стороной, но когда в 1922 году под предлогом борьбы с голодом власти решили конфисковать находившиеся в пользовании религиозных общин ценности, по всей стране прокатилась волна протестов. Дело в том, что изъятию подлежали и богослужебные сосуды, которые, согласно каноническим правилам, должны использоваться только для совершения Святой Евхаристии. Возмущало верующих и то, что власти фактически отстранили Церковь от участия в деле помощи голодающим, что Комиссии по изъятию церковных ценностей часто оскорбляли религиозные чувства народа. К тому же представители Церкви не могли контролировать распределение полученных в результате кампании средств. Все эти обстоятельства беспокоили верующих, побуждали их встать на защиту святынь. Лишь через много лет стало известно, что вожди большевистской партии использовали изъятие церковных ценностей для того, чтобы спровоцировать народное возмущение, а затем жестоко расправиться с духовенством и активными мирянами и таким образом запугать миллионы людей, посеять в их душах страх перед беспощадной машиной террора. По всей стране прошли «процессы церковников». Были вынесены и приведены в исполнение смертные приговоры.